Граница между светом и тьмой - ты

Волшебный, я бы даже сказал, чарующий вечер с потрясающим закатом, небольшая парусная яхта на середине Атлантического океана, три взрослых мужика, вкусным ужином уже закушено, на диджестив 0.7 настоящего Martell, купленного в Метро на Сент-Люсии и неспешная беседа “за жизнь”. Две недели позади, впереди чуть не вдвое больше. Плыви - не хочу.

“Какой грех ты считаешь самым страшным?” - спрашивает меня капитан. Бог меня удержал ляпнуть что-то умное. Сбил бы капитанскую мысль, а это Морским Уставом не поощряется. “Гордыня” - продолжил он. И дальше по полочкам разложил, почему считает именно так. В удобной для восприятия привычной плоской форме. Я, разумеется, посопротивлялся - не могу, чтоб вот так просто и - бац - согласиться. Обязательно надо показать, что ты тоже не дурак и во всяких гордынях разбираешься ничуть не хуже кого угодно, кто под руку попался. Гордыня, одним словом, обуяла.

Далее по тексту назовем ее для краткости “г.”

Я уже не помню аргументации - то ли время прошло, то ли там еще что-то было потом (с правильным запасом же шли, не лохи какие-нибудь сухопутные). Но в голове засело. И с тех пор возвращаюсь к этой теме в мыслях постоянно. Сначала пытался понять, откуда вообще тогда этот разговор пошел. Потом вспомнил. Лежа в кокпите на лавочках (благо, был полный штиль) мы лениво переругивались с боцманом, простым парнем, который консерваторий не заканчивал, на какую-то геологическую тему. Ума не приложу, откуда она взялась, но не суть. И вот, после очередной боцмановой аргументации теории движения литосферных плит я так возмутился, что сказал что-то типа: “Я закончил лучший ВУЗ страны по этой теме, а ты мне будешь рассказывать, как плиты движутся!”. На этом разговор закончился. Капитан, хоть и дрых, но все слышал. Он вообще мог литр выпить, и жена не догадалась бы, если с насморком. У него, правда, жены не было, но все равно не догадалась бы.

Тогда я думал, что нашел-таки убойный аргумент против злобного боцмана, но теперь понимаю, что дурак-дураком был и все испортил. Загордился, тыкнул другого носом, попрекнул, обидел. Но дело сделано, как говорят китайцы, отрубив голову невиновному.. Пусть мордой об асфальт - зато опыта сколько! Теперь, когда мне говорят, мол, чего мелешь, что изучил, на каких авторитетов опираешься, я смотрю на человека с сочувствием и пониманием. Что поделаешь, г., не дошел еще человек до осознания. Тоже, конечно, г. так думать, но все-таки г. более высокого уровня.
Сам, разумеется, тоже не прочь кого угодно с землей сровнять, если что не по-моему говорит. Но это ж совсем другое дело, мне-то можно.

Я думаю, многие беды - от семейных ссор до войн, происходят именно от г.. Не зря в христианстве она считается первым и самым страшным грехом, от которого пошли все остальные. Учил, учил нас Христос смирению, и проповеди читал, и ноги своим ученикам мыл - а мы ничего не поняли, все б шашкой-то махать. Хотим показать другому, что сами с усами, что не хуже некоторых. Вместо того, чтобы учиться у тех, кто знает и понимает, доказываем, что мы уже давно все поняли, а он, балбес, только-только допер.

Я, когда вспоминаю про г., сразу начинаю за собой следить. Очень гармонии в душе добавляет. Вдруг - раз, совершенно неожиданно, сделал хорошее дело. Не обидел человека, а поддержал, принес в мир немного позитива. Жаль, конечно, что в рай надо ехать на катафалке, но и до этого счастливого момента много хорошего можно успеть.

Одна беда, вспоминается не очень часто. Сначала пух-да-перья, а только потом вспомнишь и ужаснешься себе. Силен грех, ох силен. Коварен дьявол - может явиться просто в образе дьявола. Настоящий враг никогда тебя не бросит.

Это я про себя. У вас-то, уверен, все в порядке.

Написал, прочитал, понял - сплошная г. Но переписывать некогда - пусть будет образцом г.

17 ноября 2016 г.
Александр