Я знаю, что ничего не знаю

Камбала, оказывается, рыба-проблема. Ведет она себя не так, как предписывал ей Дарвин, который человека от обезьяны произвел и даже гордился сей чушью.

 Камбала, она ведь рождается совсем не кабалой, а нормальной рыбой, вертикально ходящей, то бишь плавающей. И кормится на вольных лугах, как все добропорядочные рыбы. А вот по достижении определенного  возраста она вдруг начинает ложиться набок, глаза перемещает на правый (камбалы-левши – на левый) бок и нырк на дно – под  морской ил косить.

Ну никак это не укладывалось в такую стройную теорию Чарльза. Поскольку свой бред он править не хотел (еще, чего доброго, что-то приличное получится), стал камбалу всяческие ненавидеть и со свету сживать. Подадут ему на стол жареную камбалятину – а он прям белый становится. Жертва науки, одно слово.

Впрочем, наука – она всегда так. Если что не по ней – сейчас съест. Или объявит несуществующим. Или просто уничтожит вещдок. Иногда вместе с тем, кто неудобный факт или мысль принес.  

На костер там, или в концлагерь – подальше, в общем, от людских глаз. А иначе и нельзя – должны же мы хоть какое-то время думать, что кое-что ДЕЙСТВИТЕЛЬНО знаем.  

Иначе как жить, незнайками-то?

9 октября 2016 г.
Александр